Эксперт поведал, когда может начаться военная операция против «Ан-Нусры» в Идлибе

Опубликовано 25 апрель 2019.

В данный момент на территории провинции Идлиб действует до 50 тысяч боевиков из различных террористических группировок, среди которых в первую очередь следует выделить «Хайят Тахрир аш-Шам» — коалицию различных исламистских группировок, объединенных под общим знаменем командованием, состоящим из террористов запрещенной в РФ «Джебхат ан-Нусры1». Об этом заявил на Московской международной конференции по безопасности замначальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Станислав Гаджимагомедов. Подробности читайте в материале Федерального агентства новостей.

Статус-кво на пользу только боевикам

В настоящее время, как отметил Гаджимагомедов, «Тахрир аш-Шам» практически полностью, на 99% контролирует территорию идлибской зоны деэскалации. О том же ранее предупреждал замглавы МИД РФ Сергей Вершинин — после короткого и кровавого периода конфронтации в прошлом году исламисты «Ан-Нусры» смяли группировки «умеренной оппозиции», действующие в Идлибе (такие как «Ахрар аш-Шам»), вытеснив их на окраины зоны деэскалации, и стремительно распространили свое влияние на большую часть провинции, «демонтируя» другие группировки и принимая к себе их боевиков.

В настоящее время в Идлибе действует настоящая армия, располагающая всем необходимым для ведения полномасштабных боевых операций — бронемашинами, танками, артиллерией, — всем, кроме авиации. Еще в конце января стало известно, что главари «Ан-Нусры» начали подготовку к крупномасштабной боевой операции против правительственных сил.

Как заявил 25 апреля заместитель постпреда РФ при ООН Владимир Сафронков на заседании Совета безопасности ООН, Россию и Сирию не устраивает существующий статус-кво в отношении Идлиба — террористы, захватившие зону деэскалации, продолжают совершать нападения на САА, и никакого решения этой проблемы не видно без боевой операции.

«Не знаем, сколько может продержаться такой статус-кво. Честно говоря, нам он кажется нежизнеспособным», — подчеркнул Сафронков.

Россия, подчеркнул Владимир Сафронков, продолжает работать с Турцией над решением проблемы Идлиба. Напомним, Турция стала одним из ключевых партнеров РФ в решении проблемы Идлиба, в сентябре прошлого года обязавшись провести размежевание между боевиками «умеренной оппозиции» и радикальными исламистами в Идлибе. Размежевание должно было быть завершено к январю, однако результатов нет до сих пор. При этом Анкара категорически возражает против проведения военной операции в Идлибе, опасаясь нового потока беженцев с территории Сирии — президент Реджеп Тайип Эрдоган ясно дал понять, что трех миллионов сирийских беженцев, которые оказались в Турции с 2011 года и «повисли» дополнительной нагрузкой на турецкий бюджет, уже более чем достаточно. Ситуация в Идлибе была одной из центральных тем в ходе трех последних встреч Эрдогана и президента РФ Владимира Путина.

Единственным решением в данной ситуации является военная операция сирийской армии при поддержке ВКС РФ, однако Москва и Дамаск, уважая позицию Турции, не идут на односторонние действия — проблема Идлиба должна быть совместно решена всеми участниками астанинского процесса, решениями которого были сформированы зоны деэскалации.

Колоссальная проблема

Озвученная представителем Генштаба ВС РФ оценка численности боевиков в Идлибе является консервативной, нижней оценкой, уверен арабист, старший преподаватель Школы востоковедения ВШЭ Андрей Чупрыгин. На самом деле боевиков может быть и больше, и гораздо больше — их реальная численность зависит от политической обстановки между бандформированиями, действующими регионе.

«То, что «Тахрир аш-Шам» подмяла под себя все остальные группировки еще полгода назад и даже больше — процесс был виден невооруженным глазом. 50 тысяч человек, я думаю, речь идет о постоянно существующем ядре, то есть их может быть больше в какие-то моменты.

Я думаю, что 50 тысяч — это нижняя оценка численности личного состава боевиков на территории Идлиба, — сообщил эксперт. — Это колоссальная сила и это представляет собой огромную проблему и для Дамаска и вообще, для всей системы обеспечения безопасности на сирийской территорией. Это будет очень серьезный раздражитель, особенно учитывая, что то там, то здесь выскакивают «спящие ячейки» ИГИЛ1 (запрещена в РФ)».

Разумеется, после междоусобных войн противников Асада на территории Идлиба политическая ситуация там крайне сложная. Вооруженные боевики еще способны заставить мирных жителей подчиняться созданному «Ан-Нусрой» (запрещена в РФ) «правительству национального спасения», однако многие члены оппозиционных группировок, влившихся в «Тахрир аш-Шам» не по своей воле, действуют вместе только под принуждением исламистов. Возможно, если позволят условия, они пойдут на переговоры с Сирией и Россией, что позволило бы существенно ослабить позиции «Ан-Нусры». Пока же «Тахрир аш-Шам» в Идлибе внушает страх.

«Часть группировок боевиков в Идлибе договороспособна. Однако там все непросто — за дисциплиной в своих рядах «Тахрир аш-Шам» тщательно следит, а ребята там не менее отмороженные, чем в ИГ1. Все попытки разглядеть какую-то разницу между «Тахрир аш-Шам» — давайте называть вещи своими именами, между «Джебхат ан-Нусрой» — и ИГ некорректны, это такие же промытые головы и та же готовность воевать до победного конца или до смерти, — отметил Андрей Чупрыгин.

Они следят за дисциплиной на территории Идлиба, поэтому договороспособные группы этих боевиков попросту боятся, любые переговоры для них могут кончиться ликвидацией. Там идет борьба за умы и головы той части боевиков, которые готовы сложить оружие или попытаться найти себе применение в других сферах деятельности».

Идлибский вопрос пора решать

Рано или поздно проблему Идлиба придется решать — с Турцией или без нее — поскольку Сирия не может существовать как нормальное государство, если на территории страны присутствует неподконтрольная Дамаску территория, на которой размещена целая вражеская армия.

«Проблема большая. С Идлибом в какой-то момент надо будет решать, и эти решения будут приниматься. Другой вопрос — как и полгода назад эти решения непростые, и помимо имиджевой опасности — провокаций, обвинений в использовании химоружия, — там есть и объективная ситуация, там колоссальное количество мирного населения, которое не при чем, которое пострадает при военной операции. Как решать проблему с мирным населением, я не знаю, — признал эксперт.

Трудно оценивать отношение Турции, потому что у Эрдогана сейчас куча проблем дома. Я думаю, что хотя Сирия на сегодняшний день для него важна, как вопрос внутренней безопасности Турции сирийская проблема стоит в полный рост, однако она вторична по отношению к тому, что Эрдоган еле-еле выиграл выборы, у него большие проблемы дома».

Собеседник ФАН предположил, что какие-то решительные действия в отношении Идлиба будут начаты летом — и тогда ситуация в провинции серьезно обострится, причем с обеих сторон.

«Я думаю, что «окончательное решение идлибского вопроса» будет происходить сразу после окончания месяца Рамадан (3 июня. — Прим ФАН). Потом будет три дня Ид аль-Фитр (он же Ураза-Байрам. — Прим. ФАН) — «разговение» — и где-то 10-15 июня, наверное, можно ожидать новые движения по Идлибу», — считает Чупрыгин.
Новости партнеров
 
 

Самое читаемое за неделю

Видео дня

       

Последние новости

Загрузка...