Выиграют РФ и Китай: эксперт озвучил главный итог межкорейского саммита

Опубликовано 20 сентябрь 2018.

19 сентября появились предварительные результаты, который проходит в Пхеньяне с 18 по 20 сентября межкорейского саммита. Они оказались такими, что даже удостоились в Twitter реплики «Очень волнующе» со стороны американского президента Дональда Трампа. Представитель президентской администрации в Сеуле пошел еще дальше и сообщил, что главы КНДР и Южной Кореи фактически объявили о прекращении войны на Корейском полуострове.

Что же стало основанием для столь знаковых заявлений? И кто больше всего выиграет по результатам межкорейского саммита?

Ким едет в Сеул?

Прямо «по горячим следам» встречи Ким Чен Ына и Мун Чжэ Ина главы минобороны КНДР и Южной Кореи подписали военное соглашение, в рамках которого договорились:

— отозвать военных из демилитаризованной зоны;
— разоружить персонал пограничного пункта Пханмунджом;
— переместить наблюдательные пункты Юга и Севера на расстоянии ближе километра до демаркационной линии;
— прекратить полеты военной авиации и крупномасштабные артиллерийские учения вблизи демилитаризованной зоны.

КНДР также пообещала закрыть свой ракетный полигон в Тончханни и полностью демонтировать ядерные объекты в Йонбене. Кроме того, Ким Чен Ын и Мун Чжэ Ин подняли вопрос о старте работ по соединению железнодорожных и автомобильных дорог, в настоящий момент разделенных буферной зоной.

Было озвучено обещание возобновить работу Кэсонской промзоны и туристического проекта в Кымгансане, как только для этого «сложится подходящая обстановка». Попутно Сеул и Пхеньян объявили о желании подать заявку на совместное проведение летней Олимпиады 2032 года.

«Под занавес» саммита Ким Чен Ын вознамерился вместе с Мун Чжэ Ином подняться на священную гору Пэктусан. Этот расположенный на северокорейской территории вулкан является самой высокой точкой Корейского полуострова. Наконец, прозвучало сообщение, что Ким планирует в ближайшее время (по словам Муна — до конца текущего года) посетить Сеул. Это может стать первым в истории визитом северокорейского лидера в южнокорейскую столицу.

По крайней мере, на бумаге все вышеперечисленное выглядело очень впечатляюще. А как на деле?

Шаг к консенсусу

Прокомментировать результаты межкорейского саммита Федеральное агентство новостей попросило кандидата исторических наук, ведущего научного сотрудника Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константина Асмолова.

«На мой взгляд, главное достижение саммита — это не очередной виток заявлений, не обмен визитами, а соглашение между военными. Они создают, по сути дела, демилитаризованную зону в районе спорной морской границы, где, собственно, и происходило большинство опасных инцидентов, — пояснил Константин Валерианович. — Это очень важный шаг с точки зрения снижения возможности продолжения подобных случайных инцидентов и намеренных провокаций».

Словом, это реальное, зримое и ощутимое движение вперед. Это не исторический прорыв, но шаг вверх по лестнице, ведущей к консенсусу. Однако надо понимать, что по этой лестнице КНДР и Южной Корее еще идти и идти.

«Про все остальное, как говорится, «будем посмотреть», — добавил Асмолов. — Потому что разговоры о соединении железных дорог — это пока только разговоры. Разговоры о то, что «мы запустим межкорейское сотрудничество, как только для этого сложится подходящая обстановка», — это, на самом деле, ни о чем».

Ждать каких-то значимых подвижек в этом направлении, пока сохраняется система санкций, не приходится, уверен эксперт. Тем более что какое-то ослабление санкций никак не зависят от отношений Пхеньяна и Сеула.

«Это прерогатива США, что доказывается и недавним заявлением госсекретаря Майка Помпео, четко сказавшим, что санкции против КНДР ослабляться не будут, так как они являются главным средством давления на Север и принуждения его к диалогу», — пояснил собеседник ФАН.

По мнению Константина Асмолова, не существует ни малейших шансов на то, что в ближнесрочной перспективе можно надеяться на ослабление санкционного режима против Северной Кореи. А значит, и надеяться на реальную денуклеаризацию Корейского полуострова в обмен на снятие с Севера санкций тоже не приходится.

В конце концов, даже если допустить, что Дональд Трамп в своей импульсивной манере однажды вдруг решит уменьшить санкционный прессинг КНДР, то где гарантия, что следующий президент США не «отыграет» эту ситуацию назад, задается вопросом эксперт. Такой гарантии нет, и Ким Чен Ын это прекрасно понимает.

«Американский президент — не самодержец. Если бы Трамп гарантированно правил Штатами 8 лет, а затем еще на 8 лет президентом США стала, допустим, Иванка Трамп, то о каких-то серьезных договоренностях Ким, возможно, и решил бы задуматься, — пошутил Константин Валерианович. — А так, извините, оснований для подобных договоренностей у Пхеньяна нет».

По этой же причине Ким согласен лишь на небольшие, некритичные и отчасти демонстративные уступки перед Сеулом и Вашингтоном, подчеркивает Асмолов. Каких-либо обязательств не продолжать развивать свою ракетно-ядерную программу Ким на себя не брал, обращает внимание специалист по Корее.

Разумеется, Киму понятно, что лимит безвредных уступок может в какой-то момент закончиться, добавил он. Но пока эта критическая точка не достигнута, почему бы Пхеньяну не продолжать практику малозначительных уступок? Тем более, если это ведет к снижению напряженности на полуострове.

Сова на глобусе

Касательно вероятного визита Ким Чен Ына в Сеул, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований пояснил, что если он действительно состоится, то потребует от Муна «очень большого натягивания совы на глобус». Дело в том, что, согласно официальной точке зрения Южной Кореи, ее госструктур и законодательства, Северная Корея — это не страна, а… антигосударственная организация.

«Это довольно грубое сравнение, — предупредил собеседник ФАН. — Но Сеул официально смотрит на Пхеньян так, как Киев смотрит на Донецк и Луганск. Таким образом, с формальной точки зрения, Ким, появившийся на территории Южной Кореи, может быть арестован как «военный преступник».

Мало того, все граждане Южной Кореи, которые будут содействовать организации визита лидера Северной Кореи в Сеул, должны быть арестованы как пособники Кима, добавил эксперт.

«Как Мун будет решать эту проблему и что скажут по этому поводу южнокорейские консерваторы, — это, подозреваю, станет отдельной песней, полной печали и трагизма», — отметил Асмолов.

С другой стороны, самому Муну визит Кима в Сеул, конечно, необходим. Потому что всяческая демонстрация прогресса в отношениях с Севером — это, де-факто, сейчас единственные достижения, которыми президент Южной Кореи может похвастаться.

«У него большие проблемы во внешней политике по другим направлениям. Американцы слегка прижали Муна по экономическо-торговой линии. Отношения Сеула с Пекином при Муне стали чуть лучше, но именно что «чуть». Отношения с Токио оказались очень сильно испорчены, потому что Мун был вынужден отрабатывать антияпонскую повестку», — отметил Асмолов.

По его словам, в отношения с Москвой у Сеула провалов нет, но нет и прорывов. Зато у Муна есть серьезные проблемы в парламенте, а равно и во внутренней экономике. Таким образом, чтобы президентский рейтинг не улетел окончательно вниз, южнокорейскому лидеру крайне необходимо демонстрировать хоть какие-то успехи, уверен эксперт.

Он также напомнил, что Мун Чжэ Ин очень хочет повысить и свой политический вес — за счет выполнения роли посредника между Вашингтоном и Пхеньяном. При этом южнокорейская сторона периодически, исходя из собственных интересов, умудряется дезинформировать других участников переговоров.

Диалог продолжается

Зачем же Ким Чен Ыну могло понадобиться совместное восхождение на Пэктусан?

«Ну, так ведь не только Мун любит устраивать красивые, символические и патетические мизансцены, — отвечает Асмолов. — Тем более что подобные акции позволяют Киму неплохо набирать очки на фоне откровенно ничего не делающих американцев. Мол, ну и кто тут на самом деле конструктивно себя ведет и проявляет готовность к диалогу, пока другие продолжают демонстрировать отсутствие политической гибкости и размахивают санкциями? Кто является тираном не на словах, а на деле?..»

Эксперт дал оценку главному результату межкорейского саммита с точки зрения Москвы и Пекина, отметив, что они в данной ситуации безусловно выигрывают.

«Для нас то, о чем договорились Ким и Мун в Пхеньяне, конечно, выгодно, — отметил собеседник ФАН. — Нынешняя ситуация идеально отвечает российско-китайскому проекту «двойной заморозки», когда обе стороны воздерживаются от враждебных действий по отношению друг к другу, стараются всячески уменьшить конфронтацию на Корейском полуострове и эффективно занимаются укреплением взаимного доверия».

В целом, диалог Пхеньяна и Сеула, пусть и медленно, но продолжается, полагает Константин Асмолов. Конечно, вероятность разрешения Корейской проблемы мала. Но худой мир, как известно, лучше доброй ссоры.
 

Другие мировые новости

Все мировые новости
 

Видео дня

       

Последние новости