Экономист рассказал, какие отрасли экономики нужно поддержать во время пандемии COVID-2019

Опубликовано 24 март 2020.

Экономист Александр Хандруев уверен, что в условиях распространения коронавирусной инфекции пострадают все без исключения отрасли экономики и производства в России и мире.

Накануне глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева сообщила, что в 2020 году ожидается снижение мирового ВВП. Прогноз для глобальной экономики самый негативный.

«Человеческие потери от пандемии коронавируса уже неизмеримы, и всем странам необходимо работать вместе, чтобы защитить людей и ограничить экономический ущерб», — сказала она.

Глава фонда выразила уверенность, что страны с развитой экономикой находятся в лучшем положении и смогут легче перенести ущерб от кризиса. Однако развивающиеся страны и государства с низким уровнем доходов могут столкнуться с серьезными проблемами. В свою очередь премьер-министр России Михаил Мишустин поручил правительству подготовить дополнительные меры поддержки экономики страны в связи с пандемией COVID-2019. Они коснутся строительной отрасли, малого и среднего бизнеса.

С решением премьера согласен заведующий кафедрой финансов Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Александр Хандруев. В интервью корреспонденту Федерального агентства новостей он заявил, что в условиях пандемии коронавирусной инфекции правительство должно поддерживать те отрасли экономики, «где разрываются производственные цепочки, а также отрасли, которые находятся ближе к конечному спросу».

«Вот рушится малый бизнес, и как его не поддерживать? Как не поддерживать системообразующие предприятия? Но проблема также в том, что ущерб может прорываться в любом месте, потому что сейчас, допустим, не летают самолеты, соответственно, убытки терпят авиакомпании, но есть ведь еще и аэропорты, там тоже люди. Сам кризис носит системный характер, и здесь приходится действовать по принципу «затыкания дыр» при расстановке приоритетов. Хотя все зависит от того, где последствия кризиса будут проявляться сильнее, и мы пока не можем сказать точно, куда ударит», — говорит экономист.

Собеседник ФАН добавил, что в приоритете у правительства остается и социальная сфера, соответственно, в случае возникновения социальной напряженности на нее сразу же будут брошены все имеющиеся силы. Но не все заливается деньгами.

«Далее — снижение фондовых индексов, падение цен на нефть и, вообще, разворот в сторону «медвежьего» тренда в экономике ставят под вопрос перспективу развития финансового сектора в целом, включая банковский. А учитывая, что в России 85% активов — это активы банковского сектора, то ясно, что банковский сектор находится под очень сильным давлением. Не может такого быть, чтобы кредиты не обслуживались в силу разных причин. Я прекрасно понимаю людей, которые оказались в сложном положении, не только больных коронавирусом, но и тех, кто сейчас недополучает зарплату и премии, пусть даже частично», — размышляет Хандруев.

Действительно, не каждый работодатель будет выплачивать своим сотрудникам ту же самую заработную плату при их переводе на удаленную работу. Люди не ходят на работу, то есть не могут в полной мере выполнять свои обязанности, а так как у работника висит кредит, при снижении зарплаты он его не может обслуживать по совершенно объективным причинам.

«Да, при этом баланс банка находится в текущем состоянии всегда, такого быть не может, чтобы его замораживали. Если не платятся проценты по кредиту, значит, надо замораживать процент по вкладам. А сам по себе банк не может быть убыточным, ему рано или поздно нужно будет поднимать резервы, которые идут из прибыли и из капитала, которых рано или поздно не хватит. Так что кризис носит системный характер, и задача заключается в том, что нужно бросить силы и финансовые ресурсы, организационные и административные меры именно на те точки, которые наиболее уязвимы. Но еще раз повторю — уязвимым может быть все», — утверждает финансовый аналитик.

Хватит ли у России запаса прочности?

Поддерживая финансовый и социальный секторы, Российская Федерация может довольно долго справляться с последствиями влияния коронавирусной инфекции на экономику. Запас прочности довольно большой, утверждает эксперт.

«Вопрос заключается в том, какую цену мы заплатим за это. Я могу напомнить, что в 1992 году инфляция была 2300% и люди выжили. Они выходили на улицы, торговали личными вещами, сигаретами, носовыми платками — всем, что было. Но повторения этого никто не хочет. Другой пример, не такой далекий для нас: сразу после глобального финансового кризиса инфляция в России была на уровне 16–18%, а до этого она была еще больше. Поэтому, конечно, экономика страны не развалится, и общество не развалится, но какую цену мы за это заплатим? Я не знаю. Да, возможно, даже придется пойти на увеличение госдолга, он у нас маленький, и есть еще возможности слегка его увеличить. У нас есть возможности центрального банка, который так же может взять на себя часть урона. У нас есть другие возможности, но за все это придется платить нам с вами», — продолжает собеседник ФАН.
 
Комментарии для сайта Cackle

Другие новости экономики

Новости партнеров  

Самое читаемое за неделю

Интересно в сети

Видео дня

       

Последние новости

Новости партнеров
Загрузка...