Крейсер ВМС США подставил борт кораблю РФ

Опубликовано 10 июнь 2019.

Инцидент с участием российского большого противолодочного корабля (БПК) «Адмирал Виноградов» и американского крейсера с управляемым ракетным оружием (УРО) Chancellorsville, который произошел 7 июня в водах Тихого океана, еще раз показал: правила судоходства во взаимоотношениях морских боевых единиц забываются сразу после получения боевого приказа.

Последние годы характеризуются нарастанием конфронтации как между блоком НАТО и Россией, так и между США и КНР. Следствием этого становится введение на межгосударственном уровне новых экономических санкций и контрсанкций против оппонентов. Развязыванию «торговых войн» сопутствует дестабилизация военно-политической обстановки, что, в свою очередь, приводит к росту числа потенциально опасных инцидентов в воздухе и на море.

Рано или поздно, в силу закона перехода количества в качество, очередной подобный инцидент вполне способен из потенциально опасного превратиться в безусловно опасный. К счастью, 7 июня этого не произошло. Что не снимает ответственности за случившееся с участников инцидента.

Корреспондент Федерального агентства новостей постарался разобраться, кто прав и кто виноват в этой истории.

Дальний поход

Познакомимся с кораблями, ставшими участниками инцидента.

«Адмирал Виноградов» относится к серии БПК проекта 1155, шифр «Фрегат». Бортовой номер корабля — «572», полное водоизмещение — 7480 тонн, длина — 163 метра, ширина — 18 метров, скорость хода — до 29,5 узлов, экипаж — 293 человека.

Этот БПК введен в эксплуатацию 30 декабря 1988 года. В настоящее время корабль входит в состав 44-й бригады противолодочных кораблей Приморской флотилии разнородных сил Краснознаменного Тихоокеанского флота ВМФ России. Порт приписки корабля — Владивосток.

USS Chancellorsville (CG-62) относится к серии крейсеров УРО типа Ticonderoga. Бортовой номер корабля — «62», полное водоизмещение — 9800 тонн, длина — 173 метра, ширина — 16,8 метров, скорость хода — до 32,5 узлов, экипаж — 387 человек.

Корабль введен в эксплуатацию 4 ноября 1989 года. В настоящее время он входит в состав 5-й авианосной ударной группы (флагман — атомный авианосец USS Ronald Reagan (CVN-76), действующей в зоне ответственности Седьмого флота ВМС США. Порт приписки корабля — Йокосука.

Нелишним будет напомнить события, предшествующие инциденту.

1 апреля 2019 года отряд кораблей Тихоокеанского флота в составе БПК «Адмирал Виноградов» и «Адмирал Трибуц», а также среднего морского танкера «Иркут», под флагом заместителя командира соединения надводных кораблей Приморской флотилии разнородных сил капитана 1 ранга Сергея Алантьева вышел из Владивостока в дальний поход.

8—15 апреля «Адмирал Виноградов», «Адмирал Трибуц» и «Иркут» находились в Маниле. 15 апреля отряд кораблей ТОФ вместе с кораблями ВМС Филиппин в Южно-Китайском море провел учения, в ходе которых «отрабатывались вопросы совместного тактического маневрирования и организации связи».

16 апреля каперанг Сергей Алантьев привел своих корабли в Камрань. Из вьетнамского порта «Адмирал Виноградов», «Адмирал Трибуц» и «Иркут» двинулись к берегам КНР.

В конце апреля российские БПК и танкер встретились с ракетным крейсером «Варяг», корветом «Совершенный», большим десантным кораблем «Ослябя» и спасательным судном «Игорь Белоусов», после чего соединение кораблей ТОФ в сопровождении китайского эсминца направилось в китайский Циндао. На подходе к порту с «Варяга» прогремел 21 артиллерийский выстрел Салюта наций. Подразделение Китайской народной армии приветствовало российские корабли ответными залпами с берега.

В начале мая БПК «Адмирал Виноградов» вместе с другими вымпелами соединения кораблей ТОФ принял участие в двустороннем российско-китайском военно-морском учении «Морское взаимодействие-2019».

22 мая из Йокосуки «для проведения длительного патрулирования в водах региона» вышла 5-я авианосная ударная группа (АУГ) во главе с USS Ronald Reagan (CVN-76). Как мы помним, в составе американской 5-й АУГ числился и крейсер УРО USS Chancellorsville. Через полмесяца он встретился с «Адмиралом Виноградовым», что стало прологом к инциденту 7 июня.

Добавим к сказанному еще один штрих.

5 июня в Россию прибыл с государственным визитом председатель КНР Си Цзиньпин. Вполне возможно, что этот визит, вместе с недавним участием кораблей ТОФ в двустороннем российско-китайском военно-морском учении, серьезно подогрел желание участников инцидента 7 июня продемонстрировать оппонентам свою «лихость» и «крутость»…

Версии сторон

О том, что в акватории Тихого океана «что-то пошло не так», общественность узнала из опубликованного утром пятницы сообщения пресс-службы Тихоокеанского флота. Процитируем его полностью:

«Сегодня в 6.35 по Москве в юго-восточной части Восточно-Китайского моря при движении параллельными курсами отряда кораблей Тихоокеанского флота и авианосной ударной группы ВМС США крейсер УРО Chancellorsville внезапно изменил направление движения и пересек курс БПК «Адмирал Виноградов» в 50 метрах от корабля. В целях предотвращения столкновения экипаж БПК «Адмирал Виноградов» был вынужден совершить экстренное маневрирование. На международной волне командованию американского корабля был заявлен протест и указано на недопустимость подобных действий».

Заметим, что сообщение пресс-службы ТОФ не сопровождалось какими-либо фото- и видеоматериалами, демонстрирующими взаимное расположение кораблей в момент инцидента и доказывающими правоту российской стороны. Сообщение просто декларировало, что:

— БПК в Восточно-Китайском море шел параллельным курсом с кораблями американской АУГ;
— затем американский крейсер внезапно пересек курс БПК в 50 метрах от нашего корабля;
— только предпринятое БПК экстренное маневрирование позволило избежать столкновения;
— на международной волне крейсеру был заявлен протест;
— во всем виноваты американцы.

Очень скоро выяснилось, что у ВМС США имеется собственная трактовка событий 7 июня.

Согласно заявлению представителя Седьмого флота ВМС США коммандера Клейтона Досса, инцидент произошел не в Восточно-Китайском море, а в Филиппинском.

Разумеется, в изложении американцев виновником происшествия являлся никак не крейсер УРО, а БПК «Виноградов». По словам Досса, в момент инцидента USS Chancellorsville принимал вертолет. Из-за этого крейсер якобы следовал малым ходом и был серьезно ограничен в маневре. В этот момент, согласно американской версии событий, следовавший справа и сзади от USS Chancellorsville российский БПК внезапно опасно сблизился с крейсером на дистанцию 15—30 метров. Это, мол, вынудило USS Chancellorsville отказаться от посадки вертолета. Избегая возможного столкновения, крейсер дал полный ход и изменил курс.

Действия российских моряков командование Седьмого флота ВМС США расценило как «небезопасные, непрофессиональные, противоречащие Международным правилам предупреждения столкновений судов в море (МППСС) и идущие вразрез с нормальной морской практикой».

Заявления же российской стороны о том, что именно американский крейсер совершил опасные маневры, грозившие столкновением с БПК, Клейтон Досс назвал «пропагандой».

В свою очередь, исполняющий обязанности министра обороны США Патрик Шанахан объявил, что Вашингтон планирует передать Москве ноту протеста по дипломатическим каналам в связи с инцидентом между кораблями двух стран. Шанахан не отказал себе в удовольствии публично еще раз повторить, что действия БПК «Адмирал Виноградов» являлись «небезопасными и непрофессиональными».

В России эти слова были восприняты с абсолютным спокойствием, что, в общем-то, неудивительно. Ведь именно так — «небезопасными и непрофессиональными» — в США уже традиционно характеризуют любые действия российских истребителей-перехватчиков, совершающих вылеты на сопровождение разведывательных самолетов НАТО, обнаруживаемых возле границ РФ.

Шансы врубиться

Куда больше интереса в России вызвали выложенные в Интернете американские фото- и видеоматериалы инцидента.

Две фотографии, сделанные, по всей видимости, с борта американского патрульного противолодочного самолета Boeing P-8 Poseidon, демонстрируют сближение USS Chancellorsville и идущего справа от него «Виноградова».

На первом снимке видно, как БПК, ранее следовавший (судя по кильватерному следу) параллельным курсом с крейсером, внезапно повернул влево и начал сближение с USS Chancellorsville на контркурсах примерно под углом в 45 градусов.

Второй снимок: БПК кладет руль право на борт и избегает столкновения с крейсером. Расстояние между кораблями в момент их расхождения равно ширине USS Chancellorsville. Поскольку та, как мы помним, составляет 16,8 метров, значит примерно на таком же расстоянии «Виноградов» и разошелся с американским крейсером.

Если присмотреться к кильватерному следу БПК на втором снимке, то станет понятно: если бы «Виноградов» резко не отвернул, то у него имелись ненулевые шансы своим форштевнем и бульбом-обтекателем гидроакустического комплекса «Полином» под прямым углом врубиться в борт USS Chancellorsville.

То обстоятельство, что угол, под которым происходило сближение кораблей, на втором снимке изменился с 45 на 90 градусов, наводит на мысль, что USS Chancellorsville постепенно доворачивал вправо. То есть американский крейсер не уклонялся от российского БПК, а, напротив, подставлял ему свой правый борт.

Теперь о видео. Оба ролика сняты с надстройки USS Chancellorsville и выложены в Сеть без звука.

Первый ролик показывает, как «Адмирал Виноградов» спокойно движется параллельным курсом справа от американского крейсера. На борту БПК нет никаких признаков того, что командование российского корабля расценивает ситуацию как чрезвычайную.

На вертолетной площадке БПК беззаботно загорают несколько членов экипажа «Виноградова». Это обстоятельство позже вызовет массу восторгов у иностранных комментаторов. Но следует понимать, что если бы 7480 тонн «Виноградова», битком набитые людьми, оружием, боеприпасами и горюче-смазочными материалами, на приличной скорости посреди океана влетели в американский крейсер, мало никому не показалось бы. Группа же «пляжников» с вертолетной площадки БПК улетела бы за борт первой…

Второй ролик: «Виноградов», сблизившийся метров до двадцати с крейсером, проходит вдоль правого борта USS Chancellorsville, постепенно обгоняя «американца».

Чего-то «криминального» в этом маневре БПК усмотреть вряд ли получится. В конце концов, сближение на короткую дистанцию идущих параллельными курсами кораблей — это совершенно типовое упражнение как для вымпелов ВМФ России, так и для ВМС США. Оно неоднократно выполняется, например, во время отработки дозаправки кораблей на ходу.

Так что же произошло 7 июня то ли в юго-восточной части Восточно-Китайского моря, то ли в Филиппинском море?

«Два мира — два Шапиро»

Можно предположить, что «Виноградов» выполнял слежение за американской АУГ. В какой-то момент БПК попытался сблизиться с USS Ronald Reagan. Второй вариант — с американской атомной подлодкой, действовавшей в составе АУГ; но USS Chancellorsville воспрепятствовал действиям российского корабля, вынудив «Виноградова» отвернуть.

Любопытно, что в фото- и видеоматериалах американской стороны фигурируют лишь «Виноградов» и USS Chancellorsville. В кадр не попали ни другие корабли ТОФ (как минимум — «Адмирал Трибуц» и «Иркут», как максимум — «Варяг» и Ко), ни другие корабли ВМС США.

Почему не попали? Потому что отсутствовали на месте инцидента или потому что их появление в кадре могло заметно «подрубить» американскую версию событий?

Ответа на этот вопрос пока отсутствует.

Впрочем, опубликованные американские фотографии, а также видеоролики и без того не очень-то коррелируют с текстом заявления Клейтона Досса. Справедливости ради подчеркнем, что не сильно сопрягаются они и с сообщением пресс-службы ТОФ, до сих пор не опубликовавшей какие-либо собственные фото- или видеоматериалы произошедшего.

При этом российская и американская версии инцидента 7 июня различаются между собой настолько, что неизбежно вызывают в памяти знаменитую фразу «Два мира — два Шапиро». Несмотря на это обстоятельство, попытки разобраться в том, кто в инциденте 7 июня был прав, а кто виноват, не прекращаются.

Так, очень многие в России вспоминают правило 15 МППСС-72, которое гласит: «Когда два судна с механическими двигателями идут пересекающимися курсами так, что возникает опасность столкновения, то судно, которое имеет другое на своей правой стороне, должно уступить дорогу другому судну и при этом оно должно, если позволяют обстоятельства, избегать пересечения курса другого судна у него по носу».

Упирая на это правило, отечественные толкователи МППСС констатируют: USS Chancellorsville был обязан уступить «Виноградову» дорогу. Ну, а раз крейсер этого не сделал, то и вина за инцидент лежит на командовании USS Chancellorsville.

В ответ американцы напоминают, что крейсер в связи с ожидавшимся приемом вертолета был ограничен в маневре, а потому не мог выполнить правило 15 МППСС-72.

Правда, в этом случае на наиболее видном месте USS Chancellorsville должны были быть подняты специальные сигналы. Было ли это сделано американцами или нет, пока определить не представляется возможным. Но ВМС США и западная пресса продолжают настаивать на том, что вина за инцидент 7 июня целиком и полностью лежит на российских моряках.

Явный недостаток информации о случившемся пока лишает нас возможности провести детальный анализ действий сторон 7 июня. Тем не менее, не подлежит сомнению то обстоятельство, что столкновение БПК «Адмирал Виноградов» с крейсером УРО Chancellorsville могло бы обернуться тяжелейшими последствиями как для самих кораблей, так и для их экипажей. Что самым негативным образом сказалось бы на состоянии российско-американских отношений, и без того переживающих не самые лучшие времена.

Накал страстей раздут

Прокомментировать обстоятельства инцидента 7 июня и по возможности оценить вину сторон согласился капитан 1-го ранга запаса Павел Вишняков, в прошлом — флагманский штурман 130-й бригады противолодочных кораблей, заместитель начальника штаба 2-й дивизии противолодочных кораблей по боевой подготовке.

— Павел Георгиевич, события 7 июня явно относятся к разряду провокационных действий. Что лежит в их основе?

— Случаи провокационных действий нередки. Они были всегда и будут всегда. В основе их лежит психология конкретных людей — командиров, старших на борту и прочих, считающих, что выполнение задачи слежения, поиска или просто расхождения при встрече в море должно быть ознаменовано неким знаком, являющимся эквивалентом известного восточно-европейского жеста в виде вытянутого среднего пальца.

— Вам приходилось лично сталкиваться с провокационными действиями на море?

— Приходилось. Например, я лично был свидетелем того, как американский крейсер УРО Ticonderoga в сопровождении эсминца проходил сквозь якорную стоянку кораблей 5-й оперативной эскадры ВМФ СССР в «точке 52» в апреле 1982 года. Советских кораблей там было вымпелов восемь во главе с крейсером «Жданов». Стояли они плотно — американцы буквально протискивались между бортами. С сигнального мостика «Жданова» я различал даже выражения лиц «партнеров».

— Протест с советской стороны какие-то последствия возымел?

— Заявленный протест, насколько я знаю, американцы просто оставили без ответа, хотя опасность была очевидна: на кораблях 5-й ОПЭСК сыграли боевую тревогу с подачей боезапаса и выдвижением пусковых установок ЗРК. На флаги, семафоры и радиовызовы американцы не реагировали вообще.

— Можно ли показанную в американских видеороликах короткую дистанцию, разделяющую «Виноградова» с американским крейсером, рассматривать как опасную?

— Ничего страшного в таких дистанциях нет, при условии взаимного уважения и высокой готовности к действиям.

— Насчет «взаимного уважения» сторон 7 июня, как мне кажется, имеются сомнения. С учетом группы «пляжников» на вертолетной площадке «Виноградова», высокая готовность к действиям тоже находится под вопросом… Инцидент 7 июня тянет на серьезное ЧП, или же для флотов России и США это рядовое событие?

— Я бы расценил это событие как периодически повторяющееся — без эмоциональной оценки. Накал страстей явно раздут.
Загрузка...
 
Новости партнеров  

Самое читаемое за неделю

Интересно в сети

Видео дня

       

Последние новости

Новости партнеров
Загрузка...