Avvenire: Путин воплотил в жизнь «средиземноморскую мечту» русских царей

Опубликовано 12 январь 2018.

Благодаря эффективной военно-политической стратегии российский президент Владимир Путин смог укрепить влияние своей страны на Ближнем Востоке и добился присутствия российского флота в Средиземном море на постоянной основе, передает Avvenire. Тем самым Путин осуществил давнюю «мечту царей», а на международной политической арене появилась «новая средиземноморская держава» в лице России, с которой приходится считаться, подчёркивается в статье.

Российский лидер Владимир Путин активно действует на мировой сцене, используя для продвижения своей политики соглашения по борьбе с терроризмом, продажи оружия и энергоносителей, а также посредничество при переговорах по ключевым международным проблемам, пишет Франческо Пальмас в статье для Avvenire. «Новый царь» России двигает пешки с циничным, рациональным и тактическим расчётом и получает дивиденды, используя любое окружение, отмечает автор: «Он свободно чувствует себя среди разных действующих лиц, владеет мастерством эквилибриста, добиваясь мира в войне шиитов и отверженных в Иране при помощи ходатайств от других этнических и конфессиональных групп».

В то время как в Сирии, по его мнению, Путин с самого начала задался целью сохранить и упрочить российские интересы, включая действующие и новые военные базы. И это лишь первые фрагменты мозаики, которую Россия выстраивает в регионе, чтобы возродить и упрочить своё могущество на мировой арене, говорится в статье. Это стало понятно ещё несколько лет назад, когда 1 июня 2013 года «из ниоткуда» вдруг возникла оперативная группа ВМФ России по средиземноморскому бассейну, поясняет автор. Эта группа боевых судов должна была «подать сигнал силы» Западу в Средиземноморском регионе, где Россия вновь начала активно действовать, застав США и НАТО врасплох, пишет Avvenire.

Действующий командир этой оперативной группировки капитан Павел Ясницкий в недавнем интервью отметил, что на данный момент в его подразделении насчитывается лишь около двух десятков кораблей, хотя во времена СССР их число достигало семи десятков. Однако всё ещё впереди, уверен автор: «За последние четыре года русские уже разместили в регионе все классы своих крупных боевых единиц, в знак величия, преодолевшего недостатки старого флота. Это возрождение средиземноморского флота плохо скрывает экспансионистские цели России».

Он напоминает также, что Москва арендовала на 49 лет сирийскую базу в Тартусе, формирующую воздушно-морской конгломерат с базой Хмеймим, расположенной в 50 км к северу. Она станет «шпионской точкой военной разведки», полагает Avvenire: «После расширения здесь одновременно смогут стоять 11 кораблей с большой водоизмещением. И одна-две атакующие подводные лодки будут стабильно курсировать в водах Средиземноморья». Стратегическое преимущество Тартуса заключается том, что он находится между жизненно важными точками зоны проливов и Суэцкого канала. И эта база позволит российскому морскому флоту усилить своё присутствие вплоть до Индийского океана, играя «дипломатическими мускулами» в богатейшем регионе, прогнозирует автор. Он также предполагает, что в обмен на списание крупной части сирийского долга президент Асад мог гарантировать размещение в будущем российских кораблей, вооружённых ядерными боеголовками.

Кроме того, русские пришли к соглашению с турками — и вполне возможно, как раз для того, чтобы получить свободу действий в зоне проливов, пишет Avvenire. В обмен Москва готова пожертвовать отношениями с курдами и углубить военно-техническое сотрудничество с Анкарой, не забывая об энергетическом факторе: работы по строительству газопровода «Турецкий поток» и большой АЭС в Аккую уже начались, и эти проекты укрепят двусторонние связи и увеличат энергетическую и технологическую зависимость Турции от России, уверен автор. Когда работа над АЭС в Аккую на юго-востоке Турции будет окончена, она сможет обеспечивать 35 миллиардов кВт ч в год, что составляет порядка 10% от общего спроса на электричество в Анкаре. АЭС будет построена компанией «Росатом». Российский атомный гигант на практике будет владеть объектом и заниматься его эксплуатацией, перепродавая энергию турецкой энергетической компании, поясняется в статье.

В результате этих активных действий российский президент Владимир Путин фактически уже «осуществил мечту царей», добившись постоянного присутствия России в водах Средиземного моря, подчёркивает Avvenire. И на свет появляется «новая средиземноморская держава» в лице России, с которой остальным придётся считаться.

Однако это ещё не всё, поскольку планы Москвы выходят далеко за пределы восточной части Средиземноморья, пишет Avvenire. В Магрибе она уже раскрыла свои карты и пожинает плоды, теперь настала «плодотворная пора» в отношениях с Египтом, говорится в статье. Историческое «окно» для СССР в Африке вновь обрело стратегическое значение: Россия увеличила количество контрактов на вооружение и стала первым поставщиком комплексных систем вооружения в стране. И теперь египтяне, к огромному неудовольствию Саудовской Аравии, всегда «голосуют в унисон» с Россией в Совете Безопасности ООН, в том числе по сирийской проблеме, отмечает автор: «Подобный переворот альянсов, совершенно неожиданный до октября 2016 года, является знаком очередного успеха кремлёвской дипломатии».

Россия стремится получить дополнительные пристани для своих кораблей и аэродромы для своих самолётов на средиземноморском побережье, а также обеспечить «точки опоры» в Ливии в районе Тобрука, чтобы «нарушить средиземноморское равновесие и получить надёжные укрытия к западу от сирийских баз и египетских пристаней», уверен автор. По его мнению, именно с этой целью Кремль «открыто поддерживает» ливийского генерала Халифу Хафтара, которому, по некоторым данным, Москва пообещала «вооружение на сумму более полутора миллиарда долларов, в том числе самолёты, БТР, системы противовоздушной обороны и тому подобное, а также долгосрочный план по реструктуризации вооружённых сил Ливии».

Ось Москва-Каир-Тобрук «не перестаёт удивлять», постоянно обрастая всё новыми деталями, подчёркивается в статье. После совместных манёвров в октябре 2016 года отношения укреплялись, и в декабре 2017 года между российско-египетскими ведомствами был подписан пятилетний контракт, гарантирующий совместное использование египетских баз и воздушного пространства российскими ВВС и наоборот, напоминает автор. Москва также рассчитывает, что и Марокко сможет гарантировать ей использование своих портов в Атлантическом океане. Эта страна уже перестала быть «франко-американской заповедной зоной» и превращается в крупного коммерческого партнёра России благодаря интенсивному экспорту пищевых и сельскохозяйственных продуктов и увеличившемуся туристическому потоку, пишет Avvenire.

Визит короля Марокко Мохаммеда VI в Москву в марте 2016 года совпал с активизацией российской политики в Африке, и Москва фактически застала международное сообщество и генсекретаря ООН врасплох, пообещав «учесть позицию Марокко при рассмотрении вопроса Западной Сахары». Русские надеются получить взамен достойную компенсацию, поясняет автор: «На данный момент Рабат может стать следующим клиентом, который получит российские S-400. Однако на кону будет что-то ещё — возможно, в немного более отдалённой перспективе, когда Россия обеспечит себя авианосцами, то есть теоретически лет через 20-30». Чтобы действовать в Гибралтаре и пробиться в Атлантику, Марокко требуется «идеальный партнёр», учитывая, что Рабат контролирует южный берег пролива и располагает огромной прибрежной линией Атлантики между Танжером на севере и мавританской границей на юге. НАТО и Италия уже получили предупреждения о том, что и в южных пространствах Средиземноморья вновь «вырисовывается силуэт российской державы», заключает Avvenire.
 
Новости партнеров
 

Самое читаемое за неделю

Видео дня

       
 

Последние новости